Роженица из Барнаула Виктория Романова считает, что могла заразиться COVID-19 сама и передать вирус новорожденному в перинатальном центре «ДАР», куда ее привезли на 30-й неделе беременности. Женщина заявила в своем Instagram, что ее без каких-либо признаков заболевания поместили в карантинный бокс, где лежало много других пациенток, ожидавших результаты анализов. Сначала ее тест показал отрицательный результат на ковид, а спустя несколько дней у нее появились симптомы болезни, позже наличие вируса подтвердили и анализы. При этом роженица считает, что все это время ей не оказывали в учреждении необходимую медицинскую помощь, хотя болезнь протекала крайне тяжело. ИА «Банкфакс» уже направило запрос в Минздрав края с просьбой прокомментировать данную информацию.

По информации молодой женщины, которую она активно распространяет в соцсетях, она приехала в перинатальный центр «ДАР» 13 августа с болевыми схватками на сроке беременности 30 недель. Там у нее взяли мазок на коронавирус и, не дожидаясь результатов анализа, определили в карантинную зону, как и принято в подобных случаях. «Палаты на 2-4 человека. То есть, если у кого-то положительный результат, то можно заразиться. Результат пришел через 12 часов. Отрицательный», — сообщила роженица. С ее слов, после этого ее перевели в отделение патологии, где три дня девушку мучали сильные боли и схватки. Ее якобы возили на УЗИ, но кесарево не делали. 16 августа она настойчиво потребовала от врачей каких-то результатов или точных прогнозов. В итоге беременную вновь отправили на УЗИ. На этот раз обнаружилась отслойка плаценты и гипоксия у ребенка, в итоге женщину тут же повезли на экстренное кесарево. В тот же день Виктория Романова стала матерью — ее и ребенка определили в реанимацию.

Чуть позже девушка начала наблюдать у себя симптомы коронавируса и связала это с одной из пациенток.

Виктория Романова, роженица из Барнаула:

Все время, пока лежала в патологии до родов, со мной находилась в палате сильно кашляющая девушка, которая курила в туалете. С 25 августа у меня появляется кашель, который начинает беспокоить. С 25 августа по 3 сентября я жаловалась на кашель и температуру, просила взять мазок на ковид — получала ухмылку врачей. Меня смотрели три терапевта, брали анализы крови, которые, по мнению моей тети (кандидат медицинских наук), ужасные, а врачей устраивали и СОЭ, и лейкоциты. Диагноз: аллергия на антисептики. Я просила дать подышать чем-нибудь. Отказано. Небулайзеров в больнице якобы нет. Муж покупает аппарат, передает в больницу, дышу ночами через него. Температура выше. Изнутри сгораю. Малыша надо кормить каждые три часа. Около часа кормишь и меняешь подгузник. У тебя есть 1,5 часа поспать.

По словам жительницы Барнаула, ночью 2 сентября она начала задыхаться. Молодая мать расплакалась и потребовала вызвать кого-то из лаборатории приемного отделения, чтобы у нее и ребенка наконец взяли еще один мазок. Врачи якобы согласились протестировать ее, но не младенца. Вторую пациентку из общей с нею палаты перевели вместе с ребенком 3 сентября. Анализ Романовой на ковид во второй раз оказался положительным.

Роженица тут же написала отказ от госпитализации в центре «ДАР» своего малыша и добилась перевода ребенка в детскую краевую больницу. Ее саму перевезли в ковидную горбольницу № 5. Описывая свое состояние во время болезни, Виктория Романова назвала его «страшным». «Все две недели мне ломило кости. Два дня назад у меня были галлюцинации, что за окном зима, Новый год и идет снег. Это температура 39,2° С, сбивали с 2:00 до 6:00 уколами. Постоянный кашель и жуткая слабость. Отсутствие вкуса и запаха. Слух упал на 60 %. Кровят десны Руки, как плети. Не могу даже взять кружку. Про свое моральное состояние я могу сказать, что испытала ад на земле. Моя мама живет с ребенком в больнице. Мой муж, возможно, тоже инфицирован», — поделилась жительница Барнаула.

Она также отметила, что 4 сентября все врачи, контактировавшие с ней в центре «ДАР», вышли на работу. Отделение, в котором они с сыном лежали, на карантин не закрыли. «Я заразилась в роддоме и уверена, что не одна там такая. Инфекция пришла извне. Проверка у врачей перед работой температуры не дает ничего! Мазки у всего персонала не берут каждое утро. Кто-то замалчивает свои недомогания. Возможно, заразилась от пациенток. Многие ходят курить в лес. Возможно, там встречаются с родственниками. Моя история — это факт страшного случая», — заключила молодая мать.

Редакция ИА «Банкфакс» уже направила соответствующий запрос в Минздрав края с просьбой прокомментировать, действительно ли женщина могла заразиться в карантинном боксе центра, и как сейчас организована работа данного учреждения.

Напомним, что еще в начале пандемии сотрудница «ДАРА» рассказывала о вероятных нарушениях в центре. По ее словам, «ДАР» после запрета губернатора принимать плановых пациентов в апреле продолжал госпитализировать рожениц из Барнаула и других муниципалитетов региона. Она утверждала, что их размещали сначала в обсерватор, рассчитанный на 40 коек. Потом у них брали анализ и спустя сутки переводили в другие отделения. При этом результаты обследований не всегда привозили в срок, а значит, зараженная роженица вполне могла распространить инфекцию в центре. Более того, работавшие с пациентками врачи и медсестры вообще, с ее слов, не сдавали анализ на коронавирус, а после смены возвращались домой, а не в изолированное пространство, подобно санаторию «Обь», где жили врачи 5-й горбольницы. В связи с этим медики не чувствовали себя в безопасности, но их жалобы не находили понимания у главврача.

В Минздраве Алтайского края на запрос редакции по этому поводу тогда заявили, что «ДАР» является учреждением родовспоможения третьего уровня, в задачи которого входит оказание медицинской помощи пациентам высокой группы риска. Данная категория беременных не может быть рассмотрена как плановая, так как для благоприятного исхода беременности требует специализированного медицинского сопровождения, коррекции хронической патологии и возникших острых состояний. Именно поэтому КГБУЗ «Алтайский краевой клинический перинатальный центр» вел прием пациентов в условиях ограничительных мер. Впрочем, в ведомстве так и оставили без ответа ряд вопросов, в том числе о количестве поступающих в обсерватор пациенток, нехватке там мест и отсутствии изоляции для сотрудников, которые ежедневно подвергались риску. Кроме того не указывалось, когда именно руководство начало принимать меры безопасности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here