Расследование CADF в отношении видео с падением Ремко Эвенепула и ответ команды Deceuninck-Quick Step

  Видео, появившееся в твиттере после падения 20-летнего бельгийского гонщика команды Deceuninck-Quick Step Ремко Эвенепула, вызвало новый всплеск обсуждений. Но на этот раз обсуждается, какой предмет спортивный директор команды вытащил из кармана веломайки Эвенепула, когда тот лежал в овраге, а также использовала ли команда Deceuninck-Quick Step незаконную передачу стратегически важных показателей мощности гонщика, чтобы получить спортивное преимущество.

Видео в твиттере разместил Антуан Вайер (Antoine Vayer), тренер бывшей команды Festina.

Расследование CADF в отношении видео с падением Ремко Эвенепула и ответ команды Deceuninck-Quick Step

 

 

 

  На видео Давиде Брамати, спортивный директор команды Deceuninck-Quick Step, вынимает какой-то предмет из кармана веломайки лежащего после падения Ремко Эвенепула.

Команда Deceuninck-Quick Step настаивает, что белый предмет – это «маленький бачок с питательным продуктом», а не передатчик данных.

  Появившееся видео побудило Давида Лаппартьена, президента UCI, начать расследование инцидента, которое проведёт Антидопинговый фонд велоспорта —  CADF (Cycling Anti-Doping Foundation).

 В пятницу, 28 августа, бельгийское издание Het Nieuwsblad сообщило, что CADF начал расследование.

  Давид Лаппартьен: «Мы попросили CAFD изучить телевизионные кадры и  задать вопросы свидетелям по поводу предмета, который был вытащен из кармана Эвенепула. Спортивный директор говорил, что тогда он подумал о падении Эвенепула, потому что данные перестали передаваться. О каких данных тогда речь? Передача данных запрещена. Поэтому мы будем изучать и этот вопрос. Если дело только в геолокации, тогда это одно, но если передавались и другие данные, это нарушение».

 Согласно правилам UCI, во время гонки позволяется использовать телеметрию, спутниковые ретрансляторы, GPS, видеокамеры, которые могут передавать данные, информацию или видео. 

  Давиде Брамати так ответил на вопрос La Gazzetta dello Sport по поводу видео: «Не было ничего незаконного. Я не понимаю, как кто-то даже может об этом думать. Я очень хорошо помню, какие это были безумные минуты. Надо было вынуть все предметы, которые были в карманах на спине Ремко, потому что вскоре после этого его положили на носилки. Поэтому я вынул радио, гель, батончик, кусочки сахара. Чтобы не оставлять их на земле, я сунул их в свой карман. Есть ещё одна фотография, на которой видно, что его шлем тоже снимали. Вот и всё».

  Команда Deceuninck-Quick Step опубликовала официальное заявление по поводу инцидента и расследования CADF: «Мы хотели бы прояснить, что ранее на этой неделе связались с CADF для обсуждения инцидента с падением Ремко Эвенепула на классике Ломбардия.

  Мы уже заявляли публично, что предмет, который вынули из кармана Ремко, это небольшая бутылочка с питательным раствором. Её вынули, чтобы ему было удобнее лежать на носилках. Мы почеркнули это CADF, а также мы продолжим сотрудничать и отвечать на их запросы, если понадобится.

  В отношении передатчика данных мы также хотели бы прояснить, что такие данные, как местоположение в прямом эфире передаётся через прибор Velon, который установлен на велосипеде во время Ломбардии, так как организаторы гонки являются партнёрами Velon. Устройство Velon позволяет всем, включая болельщиков, следить за данными гонщикам во время гонки в прямом эфире.

  Мы уверены, что это объяснение положит конец любым дальнейшим спекуляциям вокруг инцидента».

  Генеральный менеджер команды Deceuninck-Quick Step Патрик Лефевр высказал своё отношение к произошедшему в своей колонке, которую ведёт в газете Het Nieuwsblad:

  «Очевидно, всплывшего видео оказалось достаточно для официальных лиц, чтобы начать расследование. Он (Antoine Vayer) в основном постит нелепы видео, которые сознательно делает как можно более провокационными.

  Что произошло? Брамати спустился в овраг после падения Ремко, вынул все твёрдые предметы, чтобы они его не травмировали ещё больше – шлем, радио, бачок. В данном случае бачок был размером в несколько сантиметров.

  Единственное, что видно на видео – бачок, потому что он, конечно, больше всего заставляет работать воображение.

  Гонщики часто пользуются бачками в финалах. Это так называемый «финальный бачок», который, тем не менее, приобрёл очень плохую репутацию, как что-то волшебное. Хотя в реальности такой бачок в финале просто более удобный, и он не такой липкий, как гель.

  А что в таком бачке? Кола, Red Bull или немного кофеина. Ничего запрещённого. И это не болеутоляющие, потому что наша команда эту дрянь не использует. Мы никогда не пользовались «Трамадолом». Мистика вокруг этого бачка в основном имеет эффект плацебо.

  Самое циничное прочтение фактов  — это случилось из-за того,  что я снова бросаюсь на баррикады. Вместе с  Ричардом Плюгге и другими главами команд мы работаем над проектом, чтобы сделать велоспорт безопаснее.

  Мы хотим нанять для работы внешние организации, что идёт вразрез с желаниями UCI, которые видят в этом проявление недоверия. Это несправедливо, потому что наши заботы должны волновать и их тоже, потому что велоспорт должен стать более безопасным.

  Стечение обстоятельств не случайно – новости про расследование появились именно сейчас. Я просто плачу по счетам за то, что высказываюсь в дебатах о безопасности. Это позорно, так как доказывает, что CADF – не независимая организация, а инструмент, который служит интересам UCI, в то время как велокоманды продолжают вкладывать средства в CADF.

Приговор болезненно ясен – бедный, бедный велоспорт. Печально. Других слов для этой истории подобрать не могу».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here